Как мы воспитывали робёнка. Продолжение 3

-- Ой, робик все тарелки побил! -- Ленка зашла на кухню.

-- Да еще напечатаем, черт с ними, это он свою волю проявляет. Я ему  ночью баг в программу внедрил, пока у него батарейки заряжались.
-- А почему он храпит? Он же у нас еще маленький.
-- Так он биомеханику с тебя копирует,твоя походка больше нравится, а храп у меня, видно, подслушал. Всё норм, так и дети учатся всему у родителей.
-- Так у нас мальчик или девочка? -- задумалась Ленка.
-- Ну ты же мне говорила, что такое понятие у детей появляется года в три.
-- А давай спросим?
-- Робби, ты мальчик или девочка? -- не стал тянуть время я.
-- Сегодня? -- спросил Малыш.
Робёнок логичен. Пока в него встроена только двоичная логика. Да и дети часто задают вопросы, которые взрослым в голову не приходят. А ведь, правда. Существо, тем более искусственное, может быть разным. И в таком смысле, почему нет?

Как мы воспитывали робёнка, Продолжение 2

 Робби
— Рообчик! Ползи сюда, малыш!
Во мне уже просыпался инстинкт отцовства.
В первые месяцы ребенку необходимо быть у мамы на руках, поближе к груди, чтобы впоследствии избежать депривации. Этот этап мы решили пропустить. Черт знает, может, я робёнка к Ленке и приревновал бы. А вот ползать ребенок обязательно должен. Прежде, чем ходить. Это на пользу интеллекту. Доказано. Ведь наши предки были когда-то четвероногими. Хотя Робби и синтезирован генетически, но все-таки.

— Ленка, вот говорят, искусственный интеллект может только то, чему его научат. Или сам научится, если тренировку ему обеспечить.
— Что такое интеллект? Мы не знаем. Про мышление – кое-что.
— Но ведь. как человек мыслит, он может рассказать…
— И?
— Почему, вы биологи, нейрофизиологи и прочие не думаете о том, что сознание проистекает из флуктуаций, что это некий баг в программе поведения?.
— Да. мы прописываем искусственному существу программу поведения в зависимости от обстановки и задач. И при этом он может научиться выполнять сложные задачи лучше человека.
— Но вне программы ИИ = 0. О чем он может сам подумать, что сделать? Без ведома человека?
— Если только произойдет сбой программы. Но последствия его действий непредсказуемы.
— Вот! Пусть ошибается. Ведь на ошибках учатся. 

Как мы воспитывали робёнка. Продолжение 1

На 3-м курсе я сделал Ленке предложение. И она, вот не думал, не рассмеялась.

— Предложение принимается, — сказала она. — Но с условием. Мы создадим новый тренд. В пользу ограничения роста населения.
— Что чайлдфри, что ли? – зарыпался я.
Ведь еще подростком задумывался об этом и полагал, что у меня будут сыновья.
— Не совсем. Мы произведём робёнка.
— Что, живого не сможем? — Мне стало грустно.
— Ты подумай логически. Вот родится у нас ребенок. Мальчик там или девочка. А чем он удивит мир? Нас – ладно. Родительский инстинкт – один из основных.
— Но сейчас. Когда биология рвется вперед, можно устранять вредные гены… Я следил за свежими новостями науки.
— Интеллект. Как наделить перспективной нейроструктурой мозга человеческий зародыш? Ни биология, ни информатика, ни физика с химией этого не знают. Да и узнают ли когда. Может быть, но уже не при нашей жизни.
— А просто живой ребенок? Мы не сможем? Физиологически?
Я посмотрел в глаза Ленке. Там было все, что меня тянет к ней. Но причина, я понял. не в этом.
— Как ты не понимаешь? Создавать новое существо, порождать его способности и наращивать навыки, которые не имеют физиологических границ. Мы будем расти вместе с ним. Синхронно с его растущим интеллектом будет расти наш. Почти безгранично…

Я не нашел логического ответа. А с Ленкой нельзя по-другому. Она такая. Поэтому с ней всегда интересно разговаривать. Она не утопает в эмоциях, когда это не нужно.

Продолжение следует

Как мы воспитывали робёнка.

Нас было трое: Ленка, я и кто-то еще до поры неназванный. Она училась на биологическом, я провалился на экзаменах на Химфак. Ну тогда хоть на филологический надо было вписаться, чтобы место встречи всегда было вполне определенным – у сфинксов, на Университетской набережной. Иначе ведь ее не поймаешь. А так на вопрос – ты-то чего тут болтаешься – ответ готов: на филфаке пары закончились.

А ей эти сфинксы дались не пойми зачем. Правда, биологам неймется. Она мне доказывала, что подобные существа когда-то водились в Древнем Египте. И это не метафора, выдумка скульптора, а списано с натуры. Ну ладно. Мне-то главное с ней встретиться. Выдумщица. Наверное, своих фантазий в голове у меня маловато, хотя я и любитель выдумывать всякое, а тут она рядом. Соревноваться фантазиями — отличный спорт.

Продолжение следует

В орбите звезды у сверхмассивной черной дыры найдены следы релятивистских эффектов

В центре Млечного пути расположен компактный радиоисточник, известный как Стрелец А*. Масса объекта составляет 4.2 миллиона солнечных. Помимо радио, он активно излучает в рентгеновском и инфракрасном диапазоне. Мало кто из астрономов сомневается в том, что это сверхмассивная черная дыра.
Collapse )

Концептуальный художник

-- сосед по даче. Показал мне свои работы. Собирается выставиться в Петербурге, не знает где. Говорит, что его все боятся. Слишком концептуален. Не абстракционизм, вполне реальные.

Подсказал ему про эстетическую геометрию Револьта Пименова. На мой взгляд, подход этого художника близок к концепции Пименова.

Слышал звон...

Эффект гравитационной линзы – когда-то я обсуждал его с аспиранткой астрофизического факультета. Плохо всё это кончилось  тогда для меня.
А теперь вот космолог Клаусс вещает о том, что как и во времена Галилея, мы на заре новой эпохи. Зарегистрированы гравитационные волны. Вся пресса пестрит этими новостями. Но, что нам до того: невидимых волн, черных дыр, или хоть  кротовых нор? Что может поиметь с этого обитатель общества потребления?

Мне повезло, в школе уроками астрономии нас не обделяли. В те времена  космос был нашим всем, а космонавты – героями планеты. Хотя вот сейчас -- только оторвись от земных занятий и загляни в космос через глобальную сеть, это совсем легко. Было бы желание.

Про гравитационные волны я слышал давно и верил, что они где-то есть. Почему им не быть, раз есть электромагнитные. Это же логично. В природе все связано. Эйнштейн трудился над теорией объединения всех взаимодействий – сильного, слабого, гравитационного. Если луч света искривляется пространством, в поле тяготения, почему не быть волнам такого поля?  Мелкая рябь на протяжении мегапарсеков, где иногда случаются катаклизмы, визуально подобные тем, которые наблюдаются на космических снимках в земном океане. И совсем похожие картинки вихрей – зарождающийся океанский тайфун и черная дыра, пожирающая стекающую в нее материю. Вроде как «Низвержение в Мальстрём», упоминаемое ещё Эдгаром По.

Волны зарегистрированы. "Веселится и ликует", пусть и не весь народ, но по крайней мере, его тонкая астрономическая прослойка. «Гастрономическая» будет потолще, там реклама сносит неокрепшие мозги, и вся «съедобная материя» низвергается в брюшную пучину. И славно. Ведь иначе, оппонентов в астрономическом сословии стало бы слишком много, того и гляди порвали б друг друга в реальности, а не только виртуально. Как в боях без правил. Что говорить, если уже сейчас астрофизики собираются в стаи и громят гипотезы противников на страницах популярных журналов. Нонсенс как бы. Апелляция к обывателю…

-- Макс, есть идея, -- не удержавшись, обратился  я к знакомому астрофизику.
-- Опять никчемные выдумки?
-- Да все про эти волны.
-- Начитался Science?
-- Самому пришло в голову. Не иначе квазинаучный бред, но а вдруг настолько  безумный, что и в нем что-то есть?
-- И?

-- Волны-то уловили случайно. Как локализовать их источник? По черным дырам тыкаться?
-- Детекторы  совершенствуются, уже несколько гравитационно-волновых станций на разных конитнентах создано. Появляется  надежда на точное определение положения источника.
-- Но ведь волны  проявляются, например, при слиянии черных дыр. Как мы недавно узнали об этом из отчета о регистрации гравитационных волн станциями LIGO и VERGO. Как отловить подобную пару? И засечь момент слияния?
-- Хороший вопрос.
Ну вот, не все мои вопросы глупые. Приятно ж.

-- А если поручить это ИИ?
-- Искусственному интеллекту? И?
-- Строгаем нейросеть. Натравливаем ее на известные физпроявления парных дыр. Сеть  обучается и тычет уже не пальцем в небо, а всем своим нейронным перстом указывает, откуда ждать волны.
-- ОК. Какие феномены скинуть в нейросетку? Как отобрать? Замучаешься.

-- Легко. Science, Nature, Physic Letters, Journal Of Astrophysics…Не так и много источников.
-- И что перелопачивать, бодаться с оппонентами за включение конкретных феноменов?
-- Зачем? Нейросетка воспримет информацию из источников, выучится аргументам, научной логике и выдаст приоритетные феномены. И  за  небесными секторами с теоретически определенными феноменами аппаратура будет следить. И регистрацию волн можно будет сопоставлять с локализованными феноменами.
-- Гибельная схема. Тупая сетка ж.

-- ОК. тогда еще вариант. Тупее некуда.
Будем отслеживать всю небесную сферу, или для начала ограниченный ее телесный угол, наземными телескопами. На суперкомпьютерах возможно быстро вычислять суммы углов треугольников между произвольно взятыми удаленными опорными точками – звездами. Если где-то эта сумма отличается от 180 градусов, значит пространство там имеет локальное искривление. Которое должно при этом выдавать колебания. В отличие от обычной гравитационной линзы. Что может указывать на источник гравитационного коллапса, производящего искомые волны. Вот с этим  направлением и сопоставим регистрацию волн от всех имеющиеся на Земле детекторов.

-- Привет, астрофанат! -- Макс кликнул   меня через месенджер. -- Поймали два сигнала. Сопоставимых с "кривыми треугольниками". Сейчас разбираюсь с ними.

Иногда сумасбродство, почти навязчивое, стимулирует мозг на дикие идеи. А как без них в науке продвигаться? Можно спокойно сидеть в лаборатории, расширяя уже проложенное предшественниками русло... Подставить себя "под град ядовитых выстрелов" непримиримых конкурентов не всякому захочется.

На следующий день Макс снова не поленился удивить меня кое-чем:
-- Сигналы от различных источников кое-чем схожи.
-- Чёрт, вот жаль, Эйнштейн-таки не дождался.


При его жизни зарегистрировали искривление луча в поле тяготения, вблизи Солнца . И только сейчас --  гравитационные волны. Ну хоть мы дождались. Рефлексия -- известный синдром, знакомый и мне тоже, затопила мозг, утомленный логикой рассуждений.  Хотя иногда бывает, что-то встрепенется в мозгу, покажется что, порожден новый смысл, пусть хоть и мелкого калибра. А потом там в черепной коробке все затихает. Энтропия, известное дело.

-- Интерферируют похожим образом, -- это опять Макс решил меня порадовать.
-- Синхронизация в чем-то?  -- пытался я уточнить.
Все-таки, стал разбираться в отдельных физических явлениях благодаря оперативному доступу к глобальной информсети. Не так легко и быстро можно было получить сведения в наши школьные времена.

-- Периоды колебаний странные.
-- Так может, это наконец-то, те, кого "ищут давно, но не могут найти"?

Я не стеснялся высказывать полный бред в диалоге с Максом...
Он ответил мне:
-- Пора кончать с притязаниями на отклик из Вселенной. Вероятность одновременного, а по вселенским меркам, синхронного существования цивилизаций, находящихся на схожих уровнях развития, пшиковая. Все это Шкловский давно разобрал.
-- Так на что намекает выявленная странность? -- спросил я.
-- Легко. Если это "искусственные игрушки" настоящих, неземных, титанов, то нам до них не "как до Луны", а вообще никак.

Жертвуя приоритетом


Записки рядового, батальон SAVEASTRO

Посвящается всем сотрудникам Пулковской обсерватории, а также Георгию, Екатерине и Борису.

Астродача, снимки туманностей, сверхновых, всего прочего. Выбраться туда, под ясное небо вблизи города,  в котором  безоблачных дней почти не бывает.   Собраться глубокой ночью, фототехнику в рюкзак и в чисто поле.  Вон там Бетельгейзе мигает, красивое имя, ну а так звезда почти вполне обычная, разве что красный супергигант. Цель сегодня прозаическая – съемка  хвоста короткопериодической одной известной до банальности кометы. Надо показать эти снимки скудоумным пожирателям пятен для застройки, приносящим в жертву научный приоритет обсерватории. Снимки кометы -- из зоны с засветкой от ближайших огней и с астродачи. Разница явная. Засветка от «замечательного городка» Planet Cemetery, под застройку которого уже роют котлованы, погубит обсерваторию.

Расчехляя аппаратуру, Игорь подумал,  видела ли Ирина, последние его снимки в сети. «Остановись мгновенье…», редкое явление, повторится, когда мы будем почти стариками. Короткопериодическая  комета, для истории тысячелетних наблюдений период  у нее совсем короткий -- несколько десятков лет. Хвост, вроде как у жар-птицы, Игорь расцветил его в целях популяризации, для особо любопытных. Поймал себя на том, что такие цвета он видел на платье Ирины при последней их встрече. А ведь он всегда считал, что астрофизика прекраснее всех женщин. Стоит ли жертвовать этим приоритетом?
Совсем недавно они еще не были знакомы, до того как случайно встретились в парке обсерватории. Когда на вырубленную варварами просеку въехал самосвал застройщика, Ирина взобралась на крышу  кабины, размахивая флагом «Защитим Иверский парк». Игорь пошел было к ней, чтобы протянуть руку, когда она спускалась вниз, но не успел, она уже соскочила на землю. Ночью продолжалось дежурство у заблокированного активистами самосвала. Они стояли вместе, опираясь на его бампер августовской ночью.

-- Почему звезды мерцают?
-- Воздействие атмосферы. Если на них посмотреть из космоса …
-- Будет совсем другая картина, я знаю.
А хочешь посмотреть на Луну и Марс поближе?
-- Насмотрелся через наши рефлектор с рефрактором.
-- А без них?  Но всё-таки, очки не снимай, завтра увидишь…  

***

В ее в мастерской Игорь застыл перед холстом с изображением лиц, устремленных к звездам. Юная  пара, посадочный модуль, лунная база и никого больше,. Следы от больших и маленьких подошв в лунной пыли.
-- У тебя есть Юпитер с большим красным пятном?
-- Вот смотри.
Он увидел Юнону, зонд обвивающий витками облетной траектории газовый гигант. Скоро Юнона должна устремиться в его объятия, совершая «великое погружение» вглубь оболочки на завершающем этапе миссии. Может быть, тогда прояснится природа красного пятна.
-- А Сатурн?
-- Я только начала холст.

Игорь увидел, на северном полюсе был явно намечен шестиугольник. Эти феномены -- большое красное пятно, впервые замеченное еще через телескоп Кассини, и шестиугольник, не так давно зарегистрированный одноименным космозондом на полюсе Сатурна, – пока еще не разгаданные тайны природы. Игорю казалось странным, что за многие годы наблюдений еще не появилось научных версий их происхождения, а главное, сохранения структурных форм в гигантской газовой зыби.
Сферическая форма небесных тел объяснима наукой. Но их газовые оболочки подверженные влиянию тепловой конвекции из недр, солнечного ветра, а также собственной магнитосферы – субстанции с нестабильной формой. Облака, завихрения, ураганы. А  пятно и шестиугольник не исчезают и почти не перемещаются. Конечно, кто-нибудь уже приписал им искусственное происхождение. Как без этого? Каждый волен изливать свои измышления во всемирную информационную сеть.
Игорь  обдумывал свою версию. Он любил делать это на прогулке по парку. Сегодня он явно представил схему опыта. Вспомнив о статье с описанием гидродинамической модели образования галактик, он решил создать нечто подобное. Вращение прозрачной среды с различными скоростями вращения и плотностями отдельных слоев, в  которой, подаваемые в нее цветные частицы, образовывали определенные структурные формы, не сложно было реализовать.

***

Игорь пропадал в лаборатории целыми днями. Прогулки, он не мог их оставить,  совершал теперь уже по ночам. Сегодня на тропинке между сосен вдалеке что-то светилось, слегка покачиваясь. Не метеор однозначно. Он пошел быстрее... Волосы Вероники, созвездие с романтичным названием, вспомнилось… Ё, это Ирина, заплела дреды со святящимися нитями.
-- Эй, астрофан, привет!
-- О, Ринка, смотришь на звезды?
-- Изучаю натуру. Мне нужно положение Юпитера и Сатурна относительно созвездий на холсте отметить.

***

Статья Игоря о природе пятна и шестиугольника пробудила «вихревые возмущения» в среде астрофизиков. В ней он указал на общую причину происхождения этих проявлений, исходя из смоделированных в лаборатории условий. Там были воспроизведены гидродинамика и конвекция различных слоев. Проведена обработка данных, показаны диаграммы.  Доктор Зондернштерн в рецензии на статью Игоря  выразил некоторое сомнение относительно общей природы пятна и шестиугольника.
Но доктор не сообщил никому, кроме автора, что сравнил представленные на модели результаты с расчетными данными, полученными при учете комбинированного воздействия нескольких различных эффектов – термодинамики, турбулентности и конвекции. Игорь же предлагал учитывать меньшее число факторов. Зондернштерн понимал, что истина, скорее всего, проявится при скором «великом погружении» Юноны в Юпитер. Хотя предыдущее – от Галилео -- предоставило множество новых данных и позволило генерировать новые гипотезы о природе известных феноменов, проявляемых газовыми гигантами.

***

В парке обсерватории Игорь беседовал с Зондернштерном о результатах великого погружения.
-- Я ощутил красоту вашей гипотезы, ещё когда Вы представили ее мне в частном письме. За два месяца до погружения Юноны в оболочку Юпитера. Почему Вы тогда не опубликовали её? Ведь британцы на основе своей модели в колбе с водой представили научному миру аналогичную гипотезу. Вы пожертвовали приоритетом?
Доктор не отвечал. Черт возьми, это ли настоящий патриотизм? Не заявить о собственном, возможном научном открытии из-за слабой надежды на показательную статью сотрудника обсерватории, над которой сгустились враждебные тучи.
Этот расчет не была опубликован. Зондернштерн знал о противостоянии, в котором оказалась обсерватория. Статья Игоря была привязана к результатам многолетних наблюдений, полученных в этом, одном из первых на Земле астрономических научных центров. Она наносила ответный удар по сторонникам застройки территории, окружавшей обсерваторию.

***

Оставалась решающая ставка – на объяснение феномена шестиугольника Сатурна. Игорь с Зондернштерном обсуждали различные версии, спорили, отметали несостоявшиеся. Но до миссии к данному феномену оставалось несколько лет. А бои за обсерваторию и против застройки окружающей её защитной зоны велись нешуточные. Охотники за наживой перешли в наступление.
-- Ига, заходи посмотреть новый холст, -- Ирина встретила его на той самой дорожке.

Вот что он увидел на холсте.
Звездное небо над обсерваторией. По дорожке из парка к ней стремительно  приближается Струве. Белопольский, лежа, смотрит в окуляр, адаптированного своими руками телескопа. Козырев рисует стрелу времени. Сверху на них смотрят Галилей, Кассини, Галлей … Ирина никогда не жертвовала приоритетами – преданностью искусству и науке.
На прошедшем Астрофесте ее картина получила главный приз, а обсерватория признана национальным достоянием.

Снимки со страницы Георгия Хохлова
https://vk.com/darvetter

Следы

Вчера мы высадились в Море Дождей. Еще в Шантехе мы с Чжой знали все о нашем будущем. А теперь мы в одной экспедиции. Новая Цель – освоение ближайших планетных тел. Под разными фейками типа добычи гелия-3 кроется настоящая – #Поднебесная становится на космическом «шелковом пути», без спешки, как и обычно, но по плану. Путь в тысячу ли уже начат. Мы -- самая населенная прибрежная  зона,  не обделенная и хребтами… Настала пора становиться Подсолнечной империей. Земля и так уже почти вся наша. Всемирная фабрика начала 21-го века престает служить мелким нациям.
Мы не спешим. Сначала Луна, потом остальные острова космической материи. Здесь будет Маяк на базе Конфуция. Трассы Земля-Луна, Земля-Марс, Земля-Титан будут завязаны на лунный форпост.

С утра мы идем на разведку.
- Дзен! Следы...!
Я оттолкнулся и сблизился с Чжой. Технику перемещения в условиях лунной гравитации мы отрабатывали только теоретически, но у меня уже кое-что получалось.

- Может быть, отпечатки лап дракона удивили бы меня меньше. Чем эти, похожие на следы от обуви. А кому тут ходить, кроме нас? Американцы рвутся на Марс, русские на Луну не спешат… вот вам и путь в тысячу ли. Значит, кто-то все таки опередил Поднебесную? Впрочем, все равно мы займем все стратегические площадки. Русские считают, что удобных меньше десятка. Одна только что стала нашей. Хоть возле нее кто-то и топтался недавно… но черт знает, сколько времени прошло с тех пор. Здесь нет ветровой эрозии грунта.

Надо проверить, остаются ли пустыми места будущих факторий? Ровер идет вдоль найденных отпечатков… Стоп. Следы кончились.
- Чжой, как ты думаешь, они на ранцах отскакивают от грунта?
- Если так, здесь должны остаться следы эрозии от реактивной струи.
- Их нет.
- Если же это прыжок в экзоскелете, то не далее, чем метров на 30, на 50 максимум.

Мы объезжаем это место по кругу, заползаем на ближайшую бровку.
Я думаю. Если они такие прыгучие, тогда почему следы совсем неглубокие?
Хватит на сегодня. Путь в тысячу ли мы уже начали… Идем обратно. Подходим к тому месту, где мы нашли те самые следы. Отпечатки нашей обуви остались. А следы исчезли. Кто тут колдует? С базы сообщаем о «находке» на Землю, отсылаем снимки, там поразмыслят над версиями. Черт, у самой базы такие же следы появились! Чжой спокойна, она никогда и нигде не волнуется.

- Кто-то играет с нами, -- замечает она.
- Человек-невидимка, – «дошучиваю» я.
- Я знаю, как им ответить, -- говорит Чжой.

Она умница, и предложение должно быть оригинальным…
- Прыгай вверх и сразу запускай свой ранцелет. А потом повиси над своими следами соплом вниз.
Отпечатки застилает пыль. Что дальше? Впрочем, я всегда хотел быть рядом с Чжой, об  остальном как-то задумывался меньше. На Земле она любила лазать по Тибету, забираться на смотровые площадки и стоя на краю смотреть оттуда вниз на горные хребты. Я старался подойти к ней, для страховки, но стоять совсем рядом было трудно – кружилась голова. И в сумерках она светилась улыбкой. Притягательная внешность, все, кто оказывался с ней рядом, это чувствовали…

Смертельная спираль звезды

В 2014 году астрономы засекли целый ряд вспышек в рентгеновском, ультрафиолетовом и диапазоне видимого света, испущенных из центра далекой галактики PGC 043234. Она расположена на расстоянии 290 миллионов световых лет от Млечного пути. Эти вспышки оказались что-то вроде предсмертного вопля невезучей звезды. Светило подобралось слишком близко к сверхмассивной черной дыре и было разорвано ее гравитацией.
Collapse )